«После взрывной ночи мы поняли, насколько важна тишина» - рассказ эвакуированного из Калиновки супругов

Со своими собеседниками мы встретились 28 сентября. Супруги Тарского (из этических соображений и по просьбе самой пары фамилия изменена) уже несколько оправились от пережитого ужаса. Игорь и Яна – одни из тех 30 тысяч жителей, которые в ночь с 26 на 27 сентября под взрывы и шум эвакуировались из своего жилища в Сальнике.

На лице Яны улыбка, однако глаза еще красные от напряжения и бессонницы, Игорь мрачный. Он постоянно отвлекается от нашего разговора через шквал телефонных звонков, извиняется, и координирует собеседников – куда нужно ехать, кому нужна одежда, во время других звонков успокаивает, что с его семьей все в порядке и они не пострадали. Мы же начинаем разговор с его женой.

Яна, расскажите пожалуйста, как Вы себя чувствуете?

- Уже лучше, спасибо, - отвечает женщина. – Этой ночью удалось даже поспать несколько часов. – Яна пытается улыбнуться, и улыбка удается довольно вымученной.

Ща Вы можете рассказать о событиях, которые пришлось пережить Вашей семье в ту беспокойную ночь?

- Вечер был вполне обычным. Мы вернулись с работы домой, поужинали все вместе – все как обычно. Далее начали готовиться ко сну – покупали деток, расстелили кровать, старшая дочка собрала портфель в школу, муж переодевал сына… Абсолютно ничего не предвещало беды. Потом позвонили соседи, говорят, что-то произошло на арсенале, то пожар, то еще что-то, нужно собирать вещи и бежать подальше. Сначала я подумала, что это какой-то неудачная шутка. Впрочем, на всякий случай начала собирать самое необходимое.

Когда начались взрывы, вы были еще дома или уже начали эвакуацию?

- Нет, когда раздался первый взрыв, мы были еще дома. Это было где-то в 21-40 примерно. Начал звенеть посуда, стены задрожали, даже отверзлись окно. Где-не-где стала сыпаться штукатурка. Тогда мы поняли, что времени мало и надо как можно скорее выбираться. Но встал вопрос – куда? Дело в том, что мы живем неподалеку воинской части, вокруг – лес. Куда бежать, сначала даже не понимали. Я всю жизнь проживаю здесь, и за все годы мы даже не знали, где у нас есть бомбоубежище.

Выбежали на улицу с детьми и самыми необходимыми вещами, и на какой-то момент я почувствовала себя героиней какого-то голливудского фильма про апокалипсис – вспышки, взрывы, испуганные люди, крики…

Вы отправились до Калиновки?

- Так. Мы вместе с детьми и мужем сели в бус к соседу, он собрал еще много людей и поехали. По дороге видели, как люди бежали кто на велосипедах, кто на мотоблоках, кто автомобилях, были и такие, кто просто убегал.

В Калиновке мы ждали машину возле дома райгосадминистрации, и в нее попало два снаряда. Начало сыпаться стекло, стало очень страшно. Но более всего я переживала за детей, чтобы их не задело, чтобы не ранило… Было трудно и страшно, а еще мы не совсем понимали, что именно произошло. Уже потом, в Калиновке, нам рассказали о пожаре на арсенале оружия…

Затем нас завели в бомбоубежище в полиции, пробыли там где-то полчаса. После этого за нами приехал знакомый на авто, и повез нас через Турбов к родителям в Винницу. Все это время у нас разрывались телефоны, начали звонить родные, знакомые, близкие, но отвечать на звонки не было времени.

- Я бы никогда не подумал, что у нас такое может произойти, - рассказывает муж Яны Игорь. – А тут такое... Но знаете, стоит отметить, что там, в Калиновке, паники и истерики было значительно меньше, чем здесь, в Виннице. Особенно в соцсетях. Как мы добрались до родителей, зашли в Интернет и реально были шокированы – «горят химсклади», «трупы», «села уничтожены», «уже поймали мародеров» и тому подобное. На какую-то долю секунды стало жутко. Но потом успокоились, особенно после проверки этих «новостей» на официальных сайтах – МЧС, горсовета, облгосадминистрации. Я реально не понимаю «диванных корреспондентов», которые не зная реального положения вещей делают такие информационные упреки… зачем тревожить людей еще больше?

А как отреагировали ваши дети?

- Сын, поскольку еще мал, не очень испугался, он думал, что это фейерверки, - говорит Яна. – А вот дочь напугана… Спать не могла, плакала, до сих пор вздрагивает от громких звуков… Наверное, стоит обратиться к психологу. Знаете, я никогда бы не могла подумать, что попаду в такую ситуацию… Я до сих пор не знаю, есть ли еще у нас жилье, будет ли нам куда вернуться… Не зря говорят, война ближе, чем кажется…

Мне известно, что вернувшись в город Вы также помогали эвакуированным?

- Это получилось спонтанно. Создала группу в мобильном приложении, чтобы сообщить всем, кто звонил, что мы живы-здоровы. А далее начала добавлять информацию, которую находила в интернете – где принимают эвакуированных, где кормят, где можно заночевать, где получить психологическую помощь и тому подобное.

- Мы очень благодарны всем неравнодушным, кто поддерживал нас и других людей, - говорит Иго. – Эта чрезвычайная ситуация доказала еще раз, что украинцы не оставят в беде никого. Что чужой беды не бывает.

- А еще, - добавляет Яна, - мы поняли, насколько важна тишина и что именно значит выражение – «спокойной ночи»…

myvin

Автор
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )